Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

The Swan. Гармония под звездным небом

Программа Notte Stellata (“Звездная ночь”), поставленная Дэвидом Уилсоном, является одним из лучших показательных номеров Юзуру Ханю. Одноименная композиция в исполнении итальянского трио Il Volo, созданная по мотивам пьесы Камиля Сен-Санса The Swan (“Лебедь”), стала для Юзуру неожиданным подарком.  

В апреле 2016 года во время чемпионата мира прославленный тренер Татьяна Анатольевна Тарасова сказала Юзуру: “У меня есть одна песня, под которую я очень хочу увидеть тебя на льду” и на другой день передала ему диск. 

 “Я был очень рад, что Тарасова-сенсей обратилась ко мне. Я восхищался борьбой Плющенко и Ягудина, которая разбудила во мне желание серьезно заняться фигурным катанием и стать олимпийским чемпионом. Поэтому для меня было счастьем получить эту музыку лично от человека, который воспитал спортсмена, стоявшего на вершине в Солт-Лейк-Сити” (с) Юзуру Ханю 

Ранее Юзуру уже обращался к “лебединой” теме в короткой программе White Legend (“Белая легенда”). С этой прекрасной программой на музыку П.И. Чайковского из балета «Лебединое озеро» в аранжировке известной японской скрипачки Икуко Каваи он выступал в сезоне 2010-2011. В первой части автобиографии Aoi Honoo Юзуру рассказывал, что мелодия “Белой Легенды” очень печальная, но, несмотря на это, возникает ощущение, что расправляются крылья и появляются силы для преодоления невзгод. После Великого Восточного землетрясения для него программа ассоциируется с возрождением после бедствия. Именно по этой причине Юзуру решил катать “Белую Легенду” на первом благотворительном шоу в Кобе (апрель 2011) и на показательных выступлениях того сезона, а также в олимпийском Сочи. 

И вот спустя пять лет Юзуру вновь возвращается к значимой для себя теме в Notte Stellata. 

В японских статьях программу назвали 星降る夜 («Звездная ночь»).  

Вспоминается рассказ Юзуру о первых днях после трагедии, проведенных эвакуационном центре. В ночь после землетрясения электричества не было, поэтому хорошо было видно небо, усыпанное сияющими звездами. 

И хотя обе программы объединены одной темой, в Notte Stellata предстает образ другого Лебедя, нежного и трепетного. Светлый символ любви и надежды.

Этот символизм находит отражение в пространственной и коньковой хореографии, деликатно цитирующей лиричное и нежное звучание музыки и выразительные динамические оттенки вокальной партии. 

Композиция программы содержит несколько ключевых элементов, взаимодействие которых с музыкальным материалом привносит в постановку лаконичность и в тоже время изысканность. Длинная дуга на левой ноге, многооборотный твиззл, ина-бауэр, гидроблейд, кораблики со сменой ребер и твиззлы в полуприседе как жемчужины нанизаны на нить мелодических фраз, цитируя их динамический рисунок и создавая неповторимую гармонию музыки и движений. 

Таким образом, в композиционной структуре используются два основных хореографических приема выделения ключевых элементов: исполнение на вершине музыкальной фразы и подчеркивание длины ритмической доли.  

Концепция нового образа также отражена в сияющем костюме белого цвета с глубокими вырезами на груди и спинке как олицетворение чистоты, нежности и ранимости прекрасной птицы. 

The Swan. Гармония под звездным небом

The Swan. Гармония под звездным небом

Звездная ночь на лесном озере. По прозрачной глади воды плывет Лебедь…

Программа начинается с нежного вступления, лаконичная хореография которого подчеркивает спокойную окраску и безмятежность музыкальных интонаций. Хореографическая позировка с переходом в тройку назад-внутрь, несколько беговых шагов и длинная акцентированная дуга вперед-наружу на левой ноге.

The Swan. Гармония под звездным небом 

Длительность исполнения дуги LFO ложится на два заключительных такта мелодической фразы. Эта дуга вперед-наружу и лаконичная позиция правой руки с мягким движением вниз в финале вступления подчеркивают безмятежность музыкального настроения. 

The Swan. Гармония под звездным небом

The Swan. Гармония под звездным небом

Вступление вокальной партии обозначено хореографическим акцентом на трех вариациях полувыпадов с использованием мягкой и плавной лексики корпуса и рук, созвучной мелодической канве и ее нежным интонациям.

Посмотри, какое озеро, какая луна! (с) 

The Swan. Гармония под звездным небом

Изящная лексика корпуса, головы и рук даже на простых беговых шагах привносит тонкие хореографические штрихи к образу прекрасной птицы.

The Swan. Гармония под звездным небом

Ключевым элементом этой музыкальной фразы является многооборотный твиззл RFI, продолжительность исполнения которого на вершине мелодической фразы великолепно обыгрывает растянутую часть вокала.  

В следующей музыкальной фразе основной хореографический акцент сделан на выразительной лексике корпуса и рук. Мазурка на стыке музыкальных фраз с переходом в выпад и слайдинг на колене с мягкими “окутывающими” движениями рук Юзуру.

Графичная поза в выпаде с полуопущенной головой и плавной линией раскинутых рук с мягкими кистями так напоминает птицу, расправившую крылья.

The Swan. Гармония под звездным небом

The Swan. Гармония под звездным небом

Жаль, что этот выпад длится всего мгновенье!

Окутывающие движения рук в слайдинге на колене гармонируют с мягкостью вокала и нежностью музыкальных интонаций. Юзуру растворился в музыке. Его выразительность великолепна. 

The Swan. Гармония под звездным небомThe Swan. Гармония под звездным небомThe Swan. Гармония под звездным небомThe Swan. Гармония под звездным небомThe Swan. Гармония под звездным небом

Два скрещенных шассе в конце такта, вальсовая тройка на левой ноге в начале следующего с переходом в риттбергерные тройки, длина дуг которых совпадает с длиной ритмической доли. 

Далее Юзуру исполняет свой великолепный ина-бауэр — ключевой элемент этой части программы, цитирующий вершину музыкальной фразы. Основной хореографический акцент при исполнении ина-бауэра сделан на мягком раскрытии рук по длине растянутой части вокала. Рук, которые до кончиков пальцев говорят на языке музыки. 

The Swan. Гармония под звездным небом

Прекрасная птица сначала расправляет, а затем, в финале мелодической фразы, складывает трепетные руки-крылья.  

The Swan. Гармония под звездным небом

В новом музыкальном фрагменте использован хореографический прием цитирования музыкальных тактов исполнением однотипных элементов. После тройки вперед-наружу на левой ноге с дугой выезда по длине растянутой части вокала, Юзуру исполняет четыре боковых полувыпада, продолжительность которых замечательно вписана в ритмическую структуру такта и дополнена деликатной лексикой рук. Крыльев прекрасной птицы.

The Swan. Гармония под звездным небом

Несмотря на хореографическую лаконичность, этот фрагмент можно пересматривать бесконечно. 

Последующее комбинированное вращение подчеркивает тактовую структуру новой мелодической фразы. И вновь обращают на себя внимание точная работа рук на протяжении всего вращения, передающая ньюансы музыкальной фразировки: 

  • акцентированный легкий взмах кисти правой руки-крыла и округлые мягкие линии левой в либеле; 

  • плавное раскрытие обеих рук в волчке; 

  • мягкий взмах левой рукой перед бильманом; 

  • изящное раскрытие обеих рук после бильмана на выходе из вращения под нежное звучание виолончели. 

Сложная вариация стоя в бильмане, исполненная на вершине мелодической фразы, по праву является изюминкой этого вращения.

The Swan. Гармония под звездным небом

После выхода из вращения хореографическая позировка в начале новой музыкальной фразы, тройка, провозка на двух ногах с акцентированным движением обеих рук, вальсовая тройка в начале нового такта и переход в великолепный гидроблейд, исполненный на вершине музыкальной фразы. 

The Swan. Гармония под звездным небом

И вновь перед нами красноречивый язык правой руки-крыла, мягко раскрывающейся на растянутую часть вокала. И едва уловимое движение кистью той же руки на выходе из элемента как тонкий хореографический штрих, подчеркивающий окончание музыкальной фразы. 

Полет прекрасной птицы 

The Swan. Гармония под звездным небом

В начале новой музыкальной фразы использован хореографический прием выделения текстовой структуры исполнением трех корабликов на внутренних ребрах.

Guarda che Notte stellata! Посмотри, какая звездная ночь! (с) 

The Swan. Гармония под звездным небом

Юзуру прекрасно выражает музыку интенсивностью и длительностью исполнения этих корабликов, подчеркивающих ритмический рисунок такта. На каждом элементе мягкое движение руки вверх является хореографическим штрихом, обозначающим верхнюю ноту.   

The Swan. Гармония под звездным небом

Джаксон, скобка вперед-внутрь на левой ноге, скрещенный шаг и двойной чоктау назад-наружу с переходом в полуфлип (half flip). Фирменный твизлл в полуприседе на растянутую часть вокала с переходом в бауэр на внутренних ребрах с деликатным движением вверх обеих рук. 

Интенсивность исполнения этой коньковой связки созвучна музыкальному настроению. Деликатный язык рук и корпуса точно передает оттенки мелодической фразы и придает коньковой хореографии объемность и многослойность. 

Вальсовая тройка на правой ноге и три подсечки на вершине мелодической фразы готовят к кульминации программы — шикарной хореографической связке из отложенного и тройного акселей в начале новой музыкальной фразы.

Отложенный аксель (delayed axel) и следующий за ним тройной из твиззлов в твиззлы  замечательно передают смену музыкальных интонаций и гармонируют с мягким и лиричным звучанием вокала.  Отрыв и приземление на обоих прыжках прекрасно обыгрывают две строчки «Guarda che Notte stellata! L’amore per noi…» 

Изумительно поставлено и исполнено. 

Полулутц (half lutz) после твиззлов на выезде с тройного акселя с переходом во вращательные шаги. 

The Swan. Гармония под звездным небом 

Красноречивый язык рук и корпуса Юзуру становится хореографическим акцентом, передающим нежные интонации финала мелодической фразы. 

Слайдинг в полуприседе вновь является репликой образа прекрасной птицы.

Лебедь складывает крылья

The Swan. Гармония под звездным небом

Прекрасное финальное вращение под затихающую мелодию и несмолкающий гром аплодисментов ставит яркую точку в композиции программы: 

  • великолепная либела с акцентированной сменой вариаций на границе музыкальных тактов; 

  • вращение в волчке в сложной вариации “нога назад”, в котором округлая позиция рук-крыльев является хореографической отсылкой к образу изящной птицы. 

В трогательной финальной позе взгляд и руки Юзуру обращены к небу. Его звездному небу.

The Swan. Гармония под звездным небом

“Это не просто стопроцентное попадание в музыку и сопереживание ей, не только сложнейшие элементы, которые ложатся в каждую ноту, но какое-то совершенно потрясающее слияние с музыкой человеческой души. Такое я видела всего два раза в жизни и не на льду, а в балете: когда Майя Плисецкая танцевала «Умирающего лебедя», а Мстислав Ростропович ей аккомпанировал, и в балетной студии в Нью-Йорке, где танцевала Диана Вишнёва, а дирижировал Валерий Гергиев. Катание Юдзуру Ханю — это явление того же порядка” (с)  Т.А. Тарасова 

 

По японскому времени наступило 7 декабря и Юзуру встречает свой 26-й день рождения! 

Хочется пожелать ему всего самого доброго и светлого, что есть на Земле. Самое главное — огромного и крепкого здоровья. Тогда будут силы на осуществление всех планов. 

Лети высоко, красивый и сильный Лебедь! Крылья за спиной позволят парить легко и свободно. Лети навстречу своей мечте, которая обязательно сбудется.  

На шоу Continues With Wings Юзуру сказал, обращаясь к зрителям: “Ваши глаза для меня как звезды». Источником этого света являются потрясающие эмоции, которые дарит катание Юзуру, где неразрывно связаны техническое мастерство и искусство. 

Юзуру Ханю и есть ярчайшая звезда на небосклоне фигурного катания. 

Спасибо, что стал путеводным светом и источником вдохновения для миллионов сердец! 

The Swan. Гармония под звездным небом

Из России с любовью. 

Источник: sports.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

одиннадцать − 9 =